Арабские весны – драматический и трагический урок недавней истории целого региона, от которого он так до сих пор и не оправился. Более того, ситуация за 8 лет не то что не изменилась — скорее ухудшилась. Большая часть протестов и беспорядков, конечно, носят локальный характер, но число их выросло очень значительно.

Однако уроки эти не только для арабских стран, но и для стран Центральной Азии.

1. Демография
2011 год был одним из последних, когда в странах «арабской» весны наблюдалась критически высокая пропорция молодежи в структуре населения (доля молодежи в возрасте от 20 до 29 лет выше 30-35 процентов). Высокая доля молодежи в обществе сохранялась на протяжении долгого (20-40 лет) периода времени — за это время успевает накопиться критическая масса энергии в обществе для генерации социального взрыва.

2. Структура экономики и занятости
Экономический рост, основанный на ресурсах позволил решить вопросы крайней бедности, значительно улучшить доступ к образованию и здравоохранению. Однако не были решены фундаментальные проблемы – качества роста, структуры экономики и структуры занятости.
При относительно невысоком по сравнению с другими странами уровне безработицы, наблюдалась высокая безработица среди молодежи. Например, в Египте в 2010 г. не имело работы 43% молодежи в возрасте 20–24 года

3. Урбанизация
В странах арабской весны имел место фактор ускоренной урбанизации, причем «ложной урбанизации» — резкий рост городского населения за счет иммиграции сельских жителей, при условии, что в городах при этом не обеспечены необходимые условия для абсорбирования притока значительного количества безработной сельской молодежи.

4. Миграция
Хотя арабские весны произвели миграционный взрыв в 2011 года, и миграционные потоки из Северной Африки до сих пор остаются одним из главных вызовов для Европы, в целом для системы европейских институтов и ценностей, до 2011 года наблюдается стабильный рост этих миграционных потоков как в силу исторических связей (Алжир и Франция, Ливия и Италия и тп), так и в силу заигрываний с мультикультурализмом в Европе.

5. Изменение климата
Если говорить о миграции, то важно иметь ввиду и более системный фактор – измерение климата. Все страны «арабской весны» — это страны так называемого “dry agriculture” (ирригационного сельского хозяйства). К сожалению, вопросы изменения климата, миграции и конфликтов тоже имеют тесную связь, и тоже очень актуальны для стран Центральной Азии https://www.bbc.com/russian/features-46996126

6. Информационные технологии
Волна «арабской весны» совпала по времени с Интернет-бумом в Тунисе, Египете, Ливии, Бахрейне и других странах региона. Так, например, за 2010 г. количество пользователей Facebook в арабском мире выросло на 78 %, а к 2011 г. количество Интернет-пользователей в Египте уже составляло 26 пользователей на 100 человек. а в Тунисе этот показатель и вовсе достиг общемирового уровня. Практически во всех странах региона создание страницы-мероприятия в Facebook, связанной с проведением общенационального митинга, приводило к реальным уличным выступлениям

Все перечисленное выше не исключает влияния прочих внутренних и внешних факторов. Так, например, в арабских странах наличие серьезных противоречий и конфликтов внутри политической элиты стало еще одним фактором, спровоцировавшим социально-политические потрясения в арабском мире. Так, в Тунисе имело место противостояние армии и спецслужб, на которые опирался бывший президент Бен Али; в Египте конфликт был между армейской верхушкой и группировкой сына президента Гамаля Мубарака (включавшей в себя многих видных египетских бизнесменов). В ряде стран региона конфликт внутри правящей элиты был спровоцирован предстоящими выборами (например, в Египте выборы были назначены на осень 2011 года).

Впрочем, не стоит недооценивать и аналогии, о которых пишет Эль Мюрид, учитывая, что все турбулентности и шоки в России традиционно уж очень сильно отдают на всю Центральную Азию.

* * *
В быстроразвивающихся успешных странах Ближнего Востока — Египте, Ливии, Тунисе — существовал серьезнейший демографический перекос, связанный с переходным периодом между первым и вторым типами воспроизводства населения. Первый тип характеризуется высокой рождаемостью и высокой детской смертностью, второй — низкой рождаемостью и низкой детской смертностью. Успехи в развитии, здравоохранении, улучшении структуры питания привели к тому, что смертность резко упала, но рождаемость еще оставалась на прежнем уровне. Соответственно — взрывной демографический рост. За 40 лет население Египта выросло вчетверо — с 20 до 80 миллионов человек. То есть, три четверти населения были к началу Арабской весны моложе 40 лет.

Ключевой проблемой этих стран стало опережающее создание рабочих мест, чтобы обеспечить всех этих людей работой и способом существования. Задача не была выполнена (в скобках скажем, что такого рода масштабные решения удались в новейшей истории только двум странам в мире — США и СССР). Поэтому арабские страны пошли по пути «отложенного» выхода молодых людей на рынок труда — начала реализовываться программа образования, когда миллионы людей получили доступ к высшему образованию. Это, конечно, тоже потребовало масштабных вливаний, но в целом логика решения была очевидной — дать государству лишние пять-семь лет для того, чтобы создать рабочие места для этих «отложенных» на время людей.

Как всегда, беда пришла оттуда, откуда не ждали. Люди с высшим образованием не готовы идти работать туда, где образование не требуется. У них более высокие запросы и более высокая планка самооценки. Социальные перекосы начали расти еще быстрее, так как утрата перспективы гораздо опаснее в социальном плане, чем бедность. Противоречия стали расти, итог всем известен.

Post Author: PM&D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *