Закрываться для повышения устойчивости или открываться для прорывов? Вопрос по-прежнему актуальный?

Я в последнее время часто использовал слово “тревожно”. Нет, вроде как все очень даже неплохо. Правительство, действительно, очень достойно управляет ситуацией на фоне пандемии. Причем как в части внутренней политики (особенно в отношении поддержания доходов и занятости), так и в части внешней политики. Последнее включает и отношения с очень динамичными геополитическими центрами, и отношения с соседями по региону, и, особенно в последнее время – ситуацию в Афганистане. При этом есть понимание, что Афганистан, как бы это ни звучало цинично – это и угроза, и уникальная возможность. Однако это слишком большая игра, в которую играют много игроков, и большие игроки. Игра – даже не многоходовка на 5-6 шагов вперед. Это то, что называется комбинаторика, когда одновременно несколько многоходовок реализуется… И игра, где страна и весь регион даже не ставка, но скорее разменная монета.

Так вот наверное подсознательно тревога вот именно оттуда… Мы сейчас мобилизовали все ресурсы – и организационные, и человеческие, и финансовые… Не имея серьезных резервов и запасов прочности, мы все последние годы все больше открывались, неизбежно втягиваясь в воронку событий, на которые мы влиять не в состоянии. Получается, что мы играем ва-банк в игре, в которой мы не игроки…Очень хочется верить, что карта ляжет так, что наши ставки «сработают». Но теперь уже слишком много поставлено на карту, ставки выросли настолько высоко для нас (для кого-то это мелочь), что последствия, если вдруг что-то пойдет не так – могут быть довольно плачевными. Как следствие – неизбежное «закручивание гаек», чтобы избежать хаоса, даже в ущерб целям роста… При этом я-то лично никогда и не славился тем, чтобы быть сторонником свободной рыночной экономики, и особых иллюзий по поводу либерализации и демократизации никогда не питал. Но сейчас понимаю, что повторение сценария «закрывания» сейчас, как это произошло во второй половине 90-х, а потом еще отчасти в 2008 на фоне глобального кризиса, не получится, вернее – не сработает.Проблема в том, что “закрыться” проканало в конце 90-х. Тогда подфартило с ростом миграции и ростом цен на энергоносители. Пошел стремительный рост, и пошли повышаться, пусть и не так стремительно, доходы населения. Сейчас пытаются за счет внутреннего спроса (общественные работы и строительство) как-то поддержать и рост, и занятость, и доходы. Но долги растут… Инвестиции очень важный источник роста, но в условиях узости внутреннего рынка. отдаленности внешних, нестабильности региональных рынков… В общем, сценарий “закрывания” вполне вероятен, но это будет гораздо хуже того, что были при “закрытии” в конце 90-х.Тогда закрылись, но росли. Сейчас, если закрываться, то – стагнация экономическая, но с колоссальными социальными, внутриполитическими, культурологическими и идеологическими мультиплицирующими последствиями!!! Вот всю это цепочку неизбежной реакции важно понимать!!! Причем последствия эти никто не будет в состоянии четко просчитывать. Но всегда можно будет найти тонкие звенья, чтобы запустить цепную реакцию дестабилизации.Причем, если раньше все было направлено на то, чтобы пусть коряво, кондово, грубо, но дистанцироваться это этой внешней «глобальной турбулентности» и в то же время держать всеми мыслимыми и немыслимыми методами все под тотальным контролем ситуацию внутри, то теперь – «за что боролись, на то и напоролись». Выиграли мы от того, что мы теперь (кстати не столько благодаря нашим усилиям, сколько в силу геополитической динамики) оказались в зоне интересов глобальных игроков? Сомневаюсь… Для обывателя это выглядит, конечно, красиво и заманчиво, что про Узбекистан говорят и в Москве, и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Но я понимаю, какое это напряжение для нашей дипломатии, в каком режиме им приходится сейчас работать!Конечно же, открываться Узбекистану нужно было. Но точно не в 2016. Мне кажется, вот тот процесс открытия не только начали слишком рано в угоду больше “политическому моменту”, чем какой-то четкой экономической логике (и уже точно не с учетом рисков). В общем либерализацию проводили ради либерализации со всем последствиям такой вот либерализации «для галочки». Кстати, многое провели успешно, хотя не всегда понятно с какой целью. К примеру, ЦБ активно развернул борьбу с инфляцией. Но я не уверен, что есть четкое понимание того, а какая инфляция нам нужна на каком этапе. То есть цель – снизить ее, чего бы это ни стоило. У нас фундаментальные проблемы поддержания темпов роста, а мы беспокоимся о том, чтобы инфляцию еще понизить, причем настолько, что о росте можно будет вообще забыть!!! Что обеспечивало и так уже не самый высокий рост в последние 5 лет? Какой рост нам нужен? Нас устроит 5-6 % роста? Есть ли источники такого роста на ближайшие годы? Вот когда у нас будут ответы на эти вопросы, тогда и есть смысл что-то таргетировать. А пока все уж очень на уровне ну очень примитивных экономических условностей. Если открыть границы, то свободный рыночный обмен позволит выиграть от конкурентных преимуществ. Ну наивно это! Если есть инвестиции и довести их долю до 30 процентов, то будет рост. Инфляция в этом смысле, причем именно низкая инфляция – это скорее из категории ответа на вопрос о том, как высоко поднимать ноги или как быстро делать шаги, но точно не ответ на вопрос о векторе движения. Вернее, может быть. с вектором и определились, но пока приоритеты кратко и среднесрочные были несколько иные – переформатирование старой модели, поддержание роста в краткосрочной перспективе до 2020-25 годов за счет инвестиций, выборы и только потом новый курс (в 2017 году я говорил -коллеги не дадут соврать – что реальный курс будет выработан к 2021-2022 году). Выглядит все логично и правильно, но…По части инвестиций. Я так понимаю, что если план в 2016 году и был, то он сводился к тому, чтобы мобилизовать инвестиции любой ценой в надежде, что это даст нам тот самый вожделенный рост. Но, если не будет рынков сбыта, то все эти инвестиции в лучшем случае будут с низким КПД, если вообще какое-то КПД будет. Наращивание инвестиций без наращивания экспорта (а у нас именно так пока) – мера, конечно, вынужденная. Но у этой модели есть пределы. Это же не может продолжаться бесконечно.По части разбалансировки. Система старых «стержней» была крайне кондовой, она была страшно непривлекательной и ужасно страшно скрипела. Демонтировать эту систему отчасти получилось. Но получилось ли выстроить новую? Да, есть элементы этой новой системы. Причем включают они не только государственные институты, но институты гражданского общества и особенно активно – институты частного сектора. Они методично укрепляются, растут, учатся, я бы даже сказал – мужают… Но очень часто пока пока политические партии вызывают улыбку, а рост новых финансово-промышленные групп – раздражение.И кроме того – и пандемия, и Афганистан, и ситуация геополитическая постоянно требуют довольно серьезных корректировок. И ресурсов, колоссальных ресурсов…В общем, напряженность – по многим направлениям.. Конечно же, после выборов начнется или вернее продолжится укрепление того, что должно быть каркасом системы. Я себе более или менее представляю курс внешней политики и курс экономический. Сложнее с социальными матрицами. Самое сложное – религия (ну и, возможно, если смотреть шире – идеология). Тут все расшатано довольно серьезно. Было бы здорово посмотреть на индикаторы, которая обычно используется для оценки напряженности в обществе…Впрочем, возможно я нагнетаю сейчас…

Источник https://www.facebook.com/bakhodur.eshonov/posts/4233252900076959

Post Author: PM&D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *