Перспективы относительно небольших экономик стран Центральной Азии слишком сильно зависят от внешних факторов. Можно выделить три основных:

  • мировые цены на минеральное сырье (по-прежнему основная часть экспорта и доходов этих стран),
  • инвестиции (с растущей доминантой Китая)
  • Россия, как фактор сам по себе (основной рынок сбыта плодоовощной продукции, но еще более важно – основное направление для трудовых мигрантов и, соответственно, источник огромных потоков денежных переводов).

Самым сложным и непредсказуемым фактором при этом остается именно Россия. В зависимости от того, как будет выходить Россия из коронавируса и как она будет выходить из последующего экономического кризиса – будут зависеть и пост-Covid стратегии стран Центральной Азии.

Ниже в виде тезисов прогнозы главного экономиста Внешэкономбанка Андрея Клепача на 26-й экспертной сессии клуба «Вольное экономическое общество» «Постпандемическая экономика: как не допустить рецессии?»:

  • ВВП России упадет в 2020 году на 5,3%.
  • Падение нефтяных цен придало ситуации с пандемией драматический характер. Не исключено, что цены на нефть будут низкими, думаю, к концу года они составят $30-40 за баррель. Это означает и понижение цены на газ, и на многие другие сырьевые товары, поскольку они все взаимосвязаны.
  • Ряд секторов даже при оптимистичном сценарии, видимо, будет восстанавливаться не только в этом году, но и в следующем. Трудно сказать, в какой мере восстановятся объемы тех же авиаперевозок, посещение торговых центров и культурных мероприятий.

Но самое главное другое. Масштабы падения ВВП в этом году – не самая главная проблема. Что действительно важно – это когда восстановится экономический рост, насколько мы сможем подняться в следующем году, и как страна будет выходить из кризиса

  • Кризис заставит переосмыслить то, какие отрасли и сектора являются перспективными. Он повышает роль здравоохранения. Должна быть создана новая медицинская индустрия с развитыми технологиями. 80% субстанций для отечественных лекарств поставляют Китай и Индия. Значительную часть комплектующих для тех же ИВЛ мы получаем из Китая. Устойчивость медицины – это вопрос национальной безопасности.

По мнению экономиста, новые медицинские технологии, в том числе микробиология, могут стать драйверами роста российской экономики. С этим согласился член президиума ВЭО России, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Порфирьев. По мнению академика, сегодня следует акцентировать внимание на тех нацпроектах, которые могут стать драйверами роста, в частности, на “Цифровой экономике” и “Здравоохранении”.

То же самое можно сказать и о странах Центральной Азии.

Да, сейчас задача #1 – купировать коронавирус. Да, в среднесрочной перспективе задача #2 – управление в первую очередь социальными последствиями кризиса (вопросы доходов и занятости). Но стратегическая задача #3 –  это выработка совершенно новой модели развития, определение новых полюсов, движущих сил и драйверов роста.

Решение первой задачи было – в изоляционизме. Просто все остановили, заморозили, закрыли, перекрыли.

Решение второй задачи – либо резервы, либо кредиты. Единственное отличие в том, что часть стран пытаются выйти на реанимирование экономической активности в основном через стимулирование потребительского спроса. Другие – через стимулирование инвестиций с тем, чтобы поддержать экономический рост и через него уже уровень занятости и доходов. Второй вариант для стран Центральной Азии очевидно более приемлем.

Решение третьей задачи – тут все гораздо сложнее. Это другая политическая экономия, причем не на уровне какой-то отдельной страны…

В общем, к трем факторам, которые были упомянуты выше стоит добавить еще один “мега фактор” – новая глобальная политэкономия. Тут придется лавировать. Но об этом отдельно.

Post Author: PM&D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *