У нас есть несколько системных вопросов, которые, если на них не обратить внимание, могут привести к коллапсу. Причем вопросы эти взаимосвязаны между собой, неотделимы друг от друга.


Первое и самое главное. Вопросы идеологические!

Куда мы идем и что строим. Какую экономику и какое общество?

Капитализм хотя и основан на более или менее общих понятиях о рынке и демократии, далеко не так единообразен, как может представляться. Традиционно выделяется четыре модели, которые существенно разнятся между собой – англо-саксонская, континентальная, скандинавская и азиатская. И это только в развитых экономиках. Богатство мутировавших моделей в развивающихся странах – практически безгранично и иногда может поражать своей оригинальностью

Так вот мы не знаем – то ли мы хотим вернуться назад, то ли двигаться вперед. Но если назад, мы хотя бы представляем куда (впрочем, кто-то хотел бы вернуться на лет 50 назад, а кто-то лет эдак на 500), то с движением вперед вообще неразбериха.

Но что настораживает?

От метания в попытках найти ответы на эти вопросы все больше переходим к противостоянию. И если еще пару лет назад – это было противостояние на уровне экспертном, то сейчас это “столкновение цивилизаций” уже выливается как минимум в социальные сети. Будет катастрофа, если оно выльется на улицы. Так вот обществу нужна идеология, ориентиры.

Второе. На общих (не единых, а именно общих) идеологических установках и единой системе целеполагания должна выстраиваться государственная политика. Время разношерстных инициатив, когда было важно увидеть и услышать, попробовать все, кто на что горазд, прошло. У нас нет времени и ресурсов для детских экспериментов. Должна быть линия, план, график и все инициативы в соответствии с “линией”.

Третье, качество институтов всегда есть проблема в развивающихся сообществах. Так вот и мировой опыт, и наш собственный показывает, что система управления выстраивается таким образом, что от институтов не требуют тотального совершенства. На underperformance многих функций просто до поры до времени закрывают глаза, но выделяют 2-3 функции, по которым спрос идет по полной.

Система при этом далека от несовершенна, но она работает. У нас же – в попытках идти фронтально, переводя все с подкошенной вертикали на пресловутые гражданское общество, общественный контроль и пресловутую «четвертую власть», подошли к коллапсу системы.

Если раньше институты работали плохо, но выполняли-таки в конечном итоге самые критические функции, то сейчас все функции выполняются весьма как бы выполняются, но выполняются условно. Ориентиром стали не функции и результаты, а пиар (PR)…

Ситуация с коронавирусом стала яркой иллюстрацией и того, какие решения принимаются, того, как они принимаются, того, как они выполняются…

Причем это формирует не только каскад проблем, которые молниеносно расползаются, поглощая всю государственную систему. Что более опасно – эта пораженная система формирует извращенные стимулы и стереотипы поведения нового поколения бюрократии. Если эту проблему не решить в ближайшие даже месяцы, то … Дальше уже аналогия с дрессированными львами, которые напали на человека. Их усыпляют. Здесь аналогично. Если бюрократия вошла во вкус, то ее нужно будет менять.

Примеров бюрократии, вошедшей во вкус, можно приводить много. Можно брать любой орган, любое направление политики.

Возьмем, скажем, центры оказания государственных услуг, созданные Минюстом. Судя по названию, эти центры призваны оказывать государственные услуги. По факту – они оказывают только одну единственную услугу – услугу посредническую, передавая документы от граждан или бизнеса тем, кто по факту оказывает услуги. Причем граждане теперь платят и, собственно, за услугу, которая им нужна, и за навязанные им посреднические услуги Центра по оказанию услуг. Вот уж действительно – “хотели как лучше, а получилось как всегда”.

То есть если раньше, скажем, для перевода жилого помещения в нежилое нужно было идти в ГлавАПУ или Кадастр, то теперь нужно сначала пойти в Центр государственных услуг, а потом все равно идти в ГлавАПУ и кадастр. При этом получается не только больше шагов и больше расходов. Но самое парадоксальное – никакой ответственности при этом ни за качество услуг, ни даже за их исполнение они не несут. Если услуга в итоге не предоставлена, ответственность размывается по удлиненной цепочке различных вовлеченных ведомств.

Это даже не «потемкинские деревни», это схемы куда более изощрённые. Рапортуется ведь и о снижении коррупции, и о внедрении информационных технологий, и об оптимизации процессов…
Но это только пример, причем не самый удручающий (хотя, надо отдать должно — весьма изощренный).

Проблема то в том, что так везде:• Попробуйте зайти на сайты госорганизаций…• Попробуйте дозвониться по телефонам доверия… • Попробуйте вызвать «скорую»…
Этот список можно продолжать.

Причем список этот стремительно расширяется. При «отказе» одной из частей системы, начинают отказывать по цепочке другие, как в эффекте домино.

Если судьи перестают судить, а врачи лечить, то потом учителя перестают учить… В итоге – не просто коллапс системы государственного управления и государственного регулирования. Рассыпается в пух и прах самое главное – общественный договор.

В основе общественного договора, а вместе с нем и модели государственного управления три ключевых измерения – свобода, порядок, безопасность.

Коронавирус ярко обнажил проблемы определения баланса этих измерений.

Так вот можем ли мы сами понять, что для нас ценно? Готовы ли мы идти от свободы к порядку и безопасности, рискуя всем, но оставаясь приверженными примату свободы. Или все-таки путь свободе для нас лежит через порядок и безопасность?

Сможет ли правительство мобилизоваться для того, чтобы сформулировать и выстроить тот новый баланс и новый общественный договор?

Вакуума не бывает. Так что, если этот общественный договор не будет выстраиваться правительством, он будет формироваться другими…

А тут уже, как говорил один товарищ – «промедление смерти подобно»

Post Author: PM&D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *