Бахтиер Эргашев на своей страничке Facebook “нежно прошелся” по инициативе Министерства юстиции о “штрафа в государственных органах за использование иностранного языка”.

По поводу проекта НПА, которое предложил Минюст РУз относительно обязательной публикации всех документов на государственном, узбекском языке и введении системы штрафов за подготовку документов не на государственном языке в государственных организациях.
В принципе, ничего нового и сверхординарного. Эта работа в стране идёт. По моим расчетам, не менее 90 процентов документооборота уже сейчас и так идет на государственном языке.
Но вот что меня заставляет задуматься.
1. В стране действует жесткий карантинный режим. Подавляющая часть населения находится в режиме самоизоляции. Люди устали от этого. У людей накапливается негатив. Любая мелочь может привести к взрыву. И в этот момент, наш доблестный Минюст публикует проект этого НПА. Почему именно сейчас? Они хотят взрыва общественного недовольства? Ну, так они его получили. Прочитайте, что творится в Инете. И возникает вопрос: это тупость? Или осознанная провокация?
2. Президент Узбекистана несколько дней назад выступил с инициативами, направленными на то, чтобы обеспечить социальную стабильность, общественное согласие в этот трудный период. Он предлагает объединить усилия населения и бизнеса, с целью снижения негативного воздействия пандемии на общественную жизнь, доходы людей, на экономику. И вдруг этот проект НПА. Это тупость? Или осознанная провокация?
3. Летом намечен государственный визит Президента Узбекистана в РФ. И на этом фоне кто то решил этой провокацией “расширить” список вопросов для обсуждения на переговорах? Понятно же, что теперь, в той или иной форме, такой вопрос будет поднят и необходимо его обсуждать. Зачем это сделано именно сейчас? Это тупость? Или осознанная провокация?
4. Интересная вещь. В обосновательной части документа, авторы данного проекта НПА издевательски написали о том, что при его подготовке был изучен пример Украины, Латвии, Эстонии и т.д. Интересно….. Наверное, завтра они предложат, на основе украинского опыта, внедрить институт «языковых инспекторов»? Они предложат завтра, чтобы эти инспекторы штрафовали людей на рынках и магазинах за то, что они не говорят на государственном языке? Это же тоже международный опыт и пример для подражания для этих людей? Вопрос: они тупые? Или это осознанная провокация, направленная на подрыв общественного согласия и стабильности?
5. Самое главное. Сегодня Узбекистан реализует комплексную стратегию политических, экономических и социальных реформ. Положительные результаты большинства этих реформ только будут. И в этих условиях у кого то чешется в одном месте, и они решили спровоцировать общественное недовольство? Этим вопросом – полноценного внедрения государственного языка в документооборот государственных учреждений нужно заниматься. Но заниматься им надо так, как это делалось до сих пор: спокойно, эволюционно, без потрясений. Может стоило дождаться реальных результатов реформ и потом уже заниматься публикацией таких проектов НПА? Добиться ликвидации дефицита бюджета, обеспечить положительное сальдо внешней торговли, остановить рост внешней задолженности, поднять уровень доходов и только потом уже будоражить общество такими проектами НПА? И я снова задаю этот вопрос: это тупость? Или осознанная провокация?
И в заключении несколько реплик.
А) Я с начала 90-х годов, как аналитик, исследователь отслеживаю ситуацию с государственными языками. Не только в Узбекистане, но и в странах ЦА и постсоветском пространстве в целом. И давно заметил одну вещь – вопросы языка в основном будируют тупые, малообразованные, закомплексованные людишки. У них нет нормальных знаний, образования, они не смогли ничего нормального в этой жизни сделать. И дикие вопли по вопросу о статусе языка- это единственное, что они могут. Мне жаль их….
Б) Данный проект НПА – этот тот случай, который очень точно характеризуется одной студенческой пословицей: «когда обезьяне нечего делать, она чешет яйца» (пардон за мой французский). Наверное, они решили в режиме удаленной работы подготовить и выставить на обсуждение этот провокационный проект документа. Наверное, им больше нечем было заняться.
В) И последнее. Я лично, как основатель и директор независимого, негосударственного аналитического/исследовательского Центра в этом вопросе исхожу из принципа: «Неважно на каком языке человек думает и пишет. Главное, чтобы он ДУМАЛ». При реализации каждого проекта моего Центра, если возникает вопрос о языке подготовки материала, я говорю нашим исследователям: «Неважно, на каком языке вы подготовите свой материал. Хоть на узбекском, хоть на русском, хоть на английском. Да хоть на языке племен Папуа-Новой Гвинеи. Не напрягайтесь. Я разберусь. Главное – подготовить качественный материал».
Может поэтому мой Центр так эффективен и в год реализует около десятка самых различных проектов? Потому что мне важно главное- результат. А на каком языке оформлены мысли человека- мне не важно.
Но это важно тем людишкам, которые готовят проекты таких документов, осознанно провоцируя общественное недовольство, кризис и проводя разделительные линии в узбекистанском обществе по языковому принципу, в сложнейший период реформ.

Post Author: PM&D

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *